Зачем на самом деле нужна дедолларизация в России

Фото Getty Images

Снижение зависимости от доллара в России выглядит попыткой властей найти сильный аргумент в спорах с США по актуальным вопросам, а также подвести идеологическую базу под ужесточение контроля над валютными операциями внутри страны

Как говорили древние римляне, судьба ничего не дает навечно. Сейчас доллар США является одним из ключевых элементов мировой финансовой системы, но, кажется, его гегемонии приходит конец. И Россия не единственная страна, которая хочет освободиться от власти «американца». Мировой финансовой системе тоже грозят дедолларизацией.

Впервые о дедолларизации в России активно заговорили в августе 2018 года, но прошло немного времени, и это понятие уже прочно обосновалось в ряду важнейших терминов современного политико-экономического сленга. Судя по энергии и активности чиновников, госбанкиров, привластных экономистов и политологов, дедолларизация становится настоящим прообразом очередного «национального проекта», но уже в глобальном масштабе.

На доллар сейчас приходится примерно 63-65% международных валютных резервов и порядка 40-45% глобальных платежей и расчетов через систему SWIFT. Поскольку SWIFT — не единственный инструмент платежей и расчетов, то фактически доля доллара еще выше. Ближайший конкурент, евро, занимает долю всего 15-20% в резервах и 25-30% в расчетах.

Понятно, что такая роль доллара обусловлена исключительным положением США в глобальной экономике. А это положение, в свою очередь, является продуктом исторического развития — XX век был более чем благоприятным для Америки, в отличие от великих держав Старого Света. Доминирующая роль доллара также связана с особенностями американской экономики, которая производит множество товаров и в то же время представляет собой крупнейший рынок сбыта.

Но США стали сами подтачивать положение доллара, политизируя его использование и вводя соответствующие санкции, не всегда, мягко говоря, обоснованные, в отношении государств, банков и компаний. И это раздражает не только Россию.

Попытка бойкота

Если декларации о возможном отказе от доллара региональных держав (Венесуэлы, Ирана, Турции) можно проигнорировать — экономический и политический вес этих стран в глобальном масштабе просто несопоставим с США, то к инициативам Евросоюза и России следует отнестись серьезнее.

В начале декабря Еврокомиссия опубликовала программу, направленную на повышение роли евро в мировых финансах. Предполагается увеличение доли евровалюты в международных расчетах, прежде всего за энергоносители и продукцию стратегических отраслей, а также расширение спектра финансовых инструментов, номинированных в евро.

В большое будущее этой программы верится с трудом. В отличие от Китая, России и США, являющихся едиными государствами, Евросоюз представляет собой довольно рыхлый конгломерат стран с разным уровнем политического, экономического и социального развития и нередко с разнонаправленными интересами.

Но обратить внимание на тенденцию стоит. Равно как и отдать себе отчет в том, что дедолларизация в глобальном масштабе может произойти лишь в том случае, если возникнет либо экономически и политически мощное государство, сопоставимое с США, денежная единица которого бросит вызов доллару, либо когда три-четыре крупных государства объединятся и их валюты в совокупности обеспечат новый глобальный финансовый порядок.

Так, до Первой мировой войны ключевой глобальной валютой был британский фунт стерлингов, между двумя мировыми войнами он боролся с долларом за доминирование в мире, и в ходе Второй мировой войны окончательно уступил «американцу». То есть процесс возможной утраты долларом своего нынешнего положения сложный, долгий, зависящий от множества факторов, среди которых российский проект «дедолларизации» отнюдь не является ключевым.

Особенности национальных сбережений

Вернемся в Россию. Масштаб дедолларизации в стране уже оказался настолько значительным, что обеспокоенное население стало забирать доллары из банков. В течение августа 2018 года, по оценкам ряда экспертов, вкладчики вернули порядка $1,5 млрд.

В ответ банки, обычно скупые на процентные ставки по депозитам, практически удвоили их по вкладам в долларах, с 1,65-2% до 3,5-4% годовых. И только после этого доллары вернулись в банковскую систему.

В России доллар популярен. Если говорить о накоплениях, то, согласно статистике ЦБ по состоянию на 1 ноября, привлеченные банками денежные средства юридических и физических лиц в рублях составляли 42,4 млн рублей, а в иностранной валюте и драгоценных металлах — 15,1 млн рублей. Чаще всего иностранную валюту размещают на депозитах юридические лица.

С учетом сложившейся структуры золотовалютных резервов, относительно невысокой инвестиционной привлекательности евро и «металлических счетов», а также существенно более высоких ставок по вкладам в долларах по сравнению с евро, можно предположить, что долларовые депозиты составляют не менее 70% от общего объема средств в иностранной валюте и драгоценных металлах.

В чем же причина такой популярности доллара? Недостаток патриотизма у населения? Непонимание негативных эффектов от долларовой зависимости? Ни первое, ни второе. Дело совсем в другом, а именно в адекватности и хорошей памяти россиян.

Люди прекрасно помнят, что в 2008 году рубль обесценился к доллару на 17,7%, а по итогам 2014 года — на 58%. В 2018 году российская валюта успела ослабеть на 16%. При такой динамике явно выгоднее держать деньги на депозите в долларах, даже под 1,5-2% годовых, чем в рублях под 6-7% годовых.

Странная помощь рублю

Одна из причин дедолларизации в России — желание вернуть рублю его роль как единственного инструмента оценки стоимости товаров и услуг, накопления, кредитования и расчетов. Однако эта функция должна быть обеспечена не только и не столько теми или иными ограничениями, сколько надежностью и стабильностью национальной валюты. А вот этого мы, к сожалению, не наблюдаем. Российские власти с удивительным постоянством наступают на одни и те же грабли.

На фоне политической и экономической стабилизации первой половины 2000-х годов доля рубля в расчетах со странами ЕврАзЭС выросла примерно до 70%, вытеснив доллар, но кризис 2008 года вернул первенство американской валюте. В ходе посткризисного восстановления рубль вновь взял эту высоту, но декабрь 2014 года расставил все по своим местам. Тем не менее правительство все также надеется на повышение стоимости нефти и снова скупает доллары, чтобы продать их за подешевевшие рубли и сверстать бюджет для «выполнения обязательств» перед населением.

Образцом стратегического мышления в экономической сфере можно считать предложение Минпромторга поддержать компанию UC Rusal — единственного производителя алюминия в стране — разрешением продажи пива в алюминиевых банках ночью, а также в ларьках и киосках. Между тем алюминий активно используется и в авиационной промышленности, поэтому ее развитие на базе отечественного сырья, которое не надо закупать за пресловутые доллары, как раз и было бы тем самым импортозамещением.

С такой промышленной политикой дедолларизация точно не поможет.

Для чего же тогда она нужна? Во-первых, чтобы торговаться по актуальным вопросам с США. Конечно, российским инвестициям в доллары (денежные средства и ценные бумаги) далеко до китайских или японских, но уменьшение этой доли способно вызвать определенные неудобства для США.

Ну и, во-вторых, для подведения идеологической базы под дополнительный контроль за доходами и денежными операциями граждан и, разумеется, их налогообложение. Спекуляции вокруг возможных ограничений для частных лиц, вроде требования предъявлять справку 2-НДФЛ при обмене астрономической суммы в 15 000 рублей на доллары и евро, подтверждают этот вывод. Хорошо бы, если бы они так и остались спекуляциями.

Источник