Минфин США создал «антироссийский» отдел

Здание ​Министерства финансов США

(Фото: Mannie Garcia / Bloomberg News)

Министерство финансов США создало внутри управления по борьбе с терроризмом и финансовой разведке (TFI) шесть «подразделений стратегического воздействия» (Strategic Impact Units), которые занимаются вопросами «самого высокого приоритета». Сфера их деятельности — Россия, Северная Корея, ИГИЛ (террористическая группировка «Исламское государство», запрещена в России), Иран, виртуальные валюты, права человека и коррупция.

Об этом сообщила заместитель министра финансов США по финансовой разведке и противодействию терроризму Сигал Манделкер в письменном заявлении перед слушаниями в палате представителей 12 марта. По ее словам, речь идет о «новом институциональном механизме». «Эти подразделения объединяют экспертов TFI, обеспечивая надлежащее взаимодействие наших инструментов и полномочий для достижения стратегических и тактических целей», — пояснила Манделкер.

РБК направил запрос в Минфин США о деталях работы новых стратегических подразделений.

Как администрация борется с российским влиянием

Замминистра финансов также сообщила, что администрация президента Дональда Трампа внесла в санкционные списки уже более 270 физических и юридических лиц, связанных с Россией. «Многие объекты наших санкций стали изгоями для международного сообщества и утратили способность изображать из себя легитимных бизнесменов. В одном из примеров мы смогли устранить контроль Олега Дерипаски, олигарха, тесно связанного с Кремлем, над важными для глобального рынка алюминия компаниями», — сказала она.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

В ходе слушания Манделкер добавила, что алюминиевый концерн Rusal и холдинг En+ были изначально внесены в санкционный список потому, что «этот парень», то есть Олег Дерипаска, был внесен в список. Минфин США предпринял «ряд беспрецедентных шагов» по устранению контроля Дерипаски над компаниями, отметила она. В частности, в совет директоров En+ были выбраны независимые директора из Великобритании и США, и каждый из них взял на себя обязательство, что на него не будет влиять Дерипаска.

Она также сообщила, что США взаимодействуют с Кипром и другими юрисдикциями, «чтобы они не были уязвимы к незаконным перемещениям денежных средств, в том числе из России».

Зачем Минфину новые институты

Новые механизмы важны прежде всего потому, что позволят TFI быстрее распространять информацию внутри ведомства, считает глава вашингтонской юридической фирмы Ferrari & Associates Эрих Феррари. «Это, в свою очередь, поможет OFAC (управление по контролю за иностранными активами, санкционная служба Минфина. — РБК) выявлять больше нарушителей и эффективнее пресекать их действия, обладая необходимыми данными», — сказал он РБК.

Институциональные преобразования — попытка США обеспечить более эффективное соблюдение санкционных режимов через более тесную координацию, обмен информацией и разработку согласованных решений на уровне властей и разведсообщества, согласен директор французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин.

По словам Феррари, решение Минфина создать шесть стратегических отделений можно объяснить несколькими факторами. Политика в отношении России, Северной Кореи, ИГИЛ и Ирана — важнейшие приоритеты в повестке администрации США и конгресса, отметил эксперт. Создание же отдела по правам человека и коррупции, добавил он, отражает личные приоритеты Манделкер. Наконец, сказал Феррари, отдел по виртуальным валютам отражает стремление властей минимизировать нарушение санкций в рамках частного сектора. Ранее Минфин США признал виртуальные валюты «нарождающейся угрозой».

Обозначенные Казначейством шесть приоритетов в целом совпадают с рядом уже действующих санкционных программ, за исключение электронной валюты, которая выведена за скобки и представлена как отдельное направление деятельности, констатировал в беседе с РБК Волошин. Применительно к цифровой валюте, отметил он, речь идет скорее о недопущении ее применения для прямого нарушения или обхода санкций, нежели для отмывания денег в классическом смысле. «Для этого в США действуют другие структуры, в том числе FinCEN», — сказал эксперт. FinCEN — это подразделение по борьбе с финансовыми преступлениями в составе Минфина.

Ориентированный на Россию отдел «будет активно участвовать в выявлении и оценке финансовых ресурсов, находящихся в личном, хотя и косвенном распоряжении Владимира Путина, как того требует принятый 12 марта палатой представителей законопроект», считает Волошин. Более скрупулезно структуры США будут изучать и финансы ряда крупных российских бизнесменов, а также ряда госкорпораций, которые, как считают в Вашингтоне, играют роль в продвижении интересов российского государства за рубежом, добавил он.

Авторы:
Иван Ткачёв, Евгений Пудовкин

Источник